Напишем:


✔ Реферат от 200 руб.
✔ Контрольную от 200 руб.
✔ Курсовую от 500 руб.
✔ Решим задачу от 20 руб.
✔ Дипломную работу от 3000 руб.
✔ Другие виды работ по договоренности.

Узнать стоимость!

Не интересно!

 

Адвокатура

оказание юридической помощи

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

Ирония и парадокс как риторические средства

 

Как быть остроумным.

Опр. Ирония – риторический троп, который, как и метафора, и метонимия, удерживает в сознании говорящего и слушателя два значения: прямой и переносный. Игра этих двух значений рождает смех.

шутка

юмор

острота

сарказм – язвительная ирония

Виды смешного:

Смешное возникает при движении от абстрактного понятия к реальности, которая с понятием не совпадает.

Неправильно понятые обстоятельства

Острота как обыгрывание ситуации, когда в трагическом видится комическое.

Преднамеренно смешное – шутка

если шутка скрывается за серьезным – ирония

если за шуткой скрывается серьезность – юмор

самоирония

Виды иронии и средства получения иронии:

антифраз – в противном значении употребляется какое-либо слово

парадокс – утверждение, противоречивое на первый взгляд здравому смыслу, но в глубине своей несущее более глубокий смысл

гипаллаг – рокировка слов в устойчивых словосочетаниях

антомакласис – группа тропов, основанная на многозначности слов, привод. к количественному эффекту

каламбур – как проекция нового слова на старое и возникновение при этом переклички смыслов

полисемия – многозначность слов

омонимия – близкие значения одного и того же слова

омофония – звуковое сходство слов

По свидетельству П. С. Пороховщикова, судебная речь, украшенная образами, несравненно выразительнее, живее, нагляднее простой речи, составленной из одних рассуждений. Поэтому образная речь лучше запоминается судьями, народными и присяжными заседателями, оказывает действенное влияние на формирование их внутреннего убеждения. "Речь, составленная из одних рассуждений, не может удерживаться в голове людей непривычных; она исчезает из памяти присяжных, как только они прошли в совещательную комнату. Если в ней были эффектные картины, этого случиться не может. С другой стороны, только краски и образы могут создать живую речь, то есть такую, которая могла бы произвести впечатление на слушателей".

Образная речь особенно важна для убеждения присяжных и судей, у которых образный тип мышления доминирует над рассудочным (понятийно-логическим, научным). Как отмечает академик Б. Раушенбах, у людей разных социально-психологических типов "...как правило, один из типов мышления доминирует - идет ли речь о знаменитых деятелях науки и культуры или об обычных людях, не наделенных особыми талантами: для человека, у которого доминирует образное мышление, доводы рационального знания кажутся второстепенными и малоубедительными".

Но если доводы рационального знания "нарядить" в "одежды" образной речи, они обретут весомость и убедительность даже для людей, у которых преобладает образное мышление. Например, для того, чтобы привлечь внимание присяжных заседателей к важному доводу, влияющему на формирование их внутреннего убеждения по вопросам о виновности, В. Д. Спасович образно разъяснил им, что без установления мотивов преступления уголовное дело - "точно статуя без головы или без рук, или без туловища". Подобное сравнение А. Ф. Кони применил для разъяснения присяжным содержания уголовно-правового понятия "соучастие": "Каждое преступление, совершенное несколькими лицами по предварительному соглашению, представляет целый живой организм, имеющий и руки, и сердце, и голову. Вам предстоит определить, кто в этом деле играл роль послушных рук, кто представлял алчное сердце и все замыслившую и рассчитавшую голову".

Сравнения и другие образные средства позволяют донести сложные мысли до ума всех присяжных, среди которых преобладают люди, обладающие средним уровнем развития образного и логического мышления. Как отмечал П. С. Пороховщиков, "оратору всегда желательно быть понятым всеми; для этого он должен обладать умением приспособить свою речь к уровню средних, а может быть, и ниже чем средних людей. Я не ошибусь, если скажу, что и большинство так называемых образованных людей нашего общества не слишком привыкли усваивать общие мысли без помощи примеров или сравнений".

В качестве примера удачного применения образных средств при описании внутреннего мира, переживаний человека накануне совершения преступления можно привести фрагмент из защитительной речи С. А. Андреевского по делу крестьянского парня Зайцева, совершившего убийство с целью ограбления после того, как купец Павлов выгнал его с работы, оставив без угла, без крова, без средств существования: "...Человек, брошенный на улицу, это все равно что блуждающая звезда, которою никто не управляет: она может своим ударом разрушить всякое препятствие на своем пути и сама об это препятствие разрушиться. Мысли такого человека не текут подобно нашим. Человеческие правила, понятия о долге кажутся ему чем-то исчезнувшим в тумане: он слышит шум, он видит огромные дома или лица прохожих, но той мягкой точки зрения, с которой на все это смотрим мы, - у него нет: Будущая неделя, месяц, год для него такие страшные призраки, что он об них не смеет и подумать; он отгоняет от себя попытку заглянуть в них, хотя знает, что они наверное настанут. И вот такой-то внутренний мир носил в себе Зайцев, когда он очутился... без угла и крова, среди улиц Петербурга".

Из этого примера видно, что действенность образной речи заключается в том, что она помогает присяжным заседателям не только лучше понять и запомнить позицию оратора и доводы, на которых она основана, но и проникнуться убеждением в их правильности и справедливости и таким образом формирует у них нравственно-психологическую готовность вынести решение, соответствующее позиции оратора (в данном случае о том, что подсудимый заслуживает снисхождения).

Все это подтверждает правильность вывода А. Ф. Кони о том, что "всякое живое мышление... непременно рисует себе образы, от которых отправляется мысль и воображение или к которым они стремятся. Они властно вторгаются в отдельные звенья целой цепи размышлений, влияют на вывод, подсказывают решимость и вызывают нередко в направлении воли то явление, которое в компасе называется девиацией. Жизнь постоянно показывает, как последовательность ума уничтожается или видоизменяется под влиянием голоса сердца. Но что же такое этот голос, как не результат испуга, умиления, негодования или восторга пред тем или другим образом? Вот почему искусство речи на суде заключает в себе умение мыслить, а следовательно, и говорить образами".