Напишем:


✔ Реферат от 200 руб.
✔ Контрольную от 200 руб.
✔ Курсовую от 500 руб.
✔ Решим задачу от 20 руб.
✔ Дипломную работу от 3000 руб.
✔ Другие виды работ по договоренности.

Узнать стоимость!

Не интересно!

 

Адвокатура

оказание юридической помощи

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

Русская адвокатура советского периода

Становление русской адвокатуры после судебной реформы 1864 г. отмечено формированием процессуального статуса адвоката, участву­ющего в гражданском и уголовном судопроизводстве, отвечавшего европейским образцам становлением профессиональных нравственных требований. Выдвинулись и яркие личности в среде адвокатов: Спасович, Александров, Андреевский, у русов, Плевако и др.

Это были люди высочайшей профессиональной культуры, под­линные защитники правды и справедливости, выдающиеся судебные ораторы. Октябрьская революция 1917 г. разрушила и судебные учреж­дения и адвокатуру. «Мы расчистили этим дорогу для настоящего на­родного суда», — с торжеством говорил основатель нового государства (см.: В.И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 35, с. 270).

Место права заняло «правосознание революционного класса», а про­фессионально подготовленные судьи были заменены солдатскими и рабоче-крестьянскими активистами.

Спустя несколько недель после октябрьского переворота, 24 ноября 1917 г., был принят Декрет о суде № 1. Он был ориентирован на созда­ние «советских судов». Адвокатура им создана не была, однако в качестве защитников и обвинителей были допущены «все непороченные лица обоего пола». Инструкцией Наркомюста 19.12.1917 г. при ревтрибуналах учреждались «коллегии правозаступников», в которые могли вступать любые лица, желающие «помочь революционному правосудию» и имею­щие соответствующие рекомендации от Советов депутатов.

Декрет о суде № 2 от 7 марта 1918 г. предусмотрел создание колле­гий правозаступников при Советах депутатов из любых лиц, желающих «помочь революционному правосудию». Позже (Декретом «О народном суде РСФСР» от 30.11.1918 г.) коллегии правозаступников стали име­новаться коллегиями «защитников, обвинителей и представителей сто­рон в гражданском процессе». Их составляли должностные лица, полу­чавшие зарплату от государства по смете Наркомюста. О независимости такого рода правозащитников вопрос, естественно, не стоял.

Вскоре эти коллегии были упразднены под тем предлогом, что в них были «сильны элементы буржуазной адвокатуры». Защита стала осуществляться в порядке трудовой повинности лицами, включенны­ми в списки местными исполкомами. Эти меры были направлены на окончательное уничтожение дореволюционной адвокатуры России.

Днем рождения советской профессиональной адвокатуры принято считать 26 мая 1922 г.. когда решением III сессии ВЦИК IX созыва было утверждено первое Положение" об адвокатуре. Коллегии защит­ников создавались при губернских отделах юстиции. Общим собрани­ем защитников избирался президиум, который ведал приемом и от­числением адвокатов, наложением дисциплинарных взысканий, решением финансовых и административных вопросов.

С этого времени начался рост численности коллегий адвокатов, созда­ния сети юридических консультаций. Частнопрактикующие адвокаты были объявлены вне закона. Положениями об адвокатуре от 27 февраля 1932 г., 16 августа 1939 г. развивались принципы организации адвокатуры, установленные первым положением, более четко определялись права и обязанности структурных подразделений коллегии адвокатов и их членов. Положение от 16 августа 1939 г. впервые закрепило принцип, в соответ­ствии с которым в адвокатуру могли вступать лишь лица, имеющие юридическое образование, либо не менее трех лет опыта работы в каче­стве судьи, прокурора, следователя или юрисконсульта.

Повышалась самостоятельность коллегий путем расширения пол­номочий общих собраний адвокатов и избираемого им тайным голосованием президиума. Оплата труда адвокатов регулировалась таксой, утверждаемой Наркомюстом.

Роль адвокатуры в правоохранительной системе как органа оказа­ния населению юридической помощи и обеспечения защиты по уго­ловным делам возрастала по мере утверждения лозунга об укреплении социалистической законности.

Конституция РСФСР 1978 г. содержала в разделе о правосудии упоминание об адвокатуре (ст. 173), но лишь в функциональном пла­не: «Для оказания юридической помощи гражданам и организациям действуют коллегии адвокатов». Эта норма в законодательстве о судо­устройстве не нашла существенного развития. Указывалось лишь на участие адвоката в формах судопроизводства — гражданском и уго­ловном — с целью оказания помощи гражданам и организациям.

Первый «Закон об адвокатуре в СССР» был принят Верховным Со­ветом СССР 30 ноября 1979 г. Этим законом вносилось единообразие в принципы организации и деятельности адвокатуры всех союзных рес­публик. Впервые было установлено правило, действующее и ныне, о порядке создания добровольных объединений лиц, занимающихся адво­катской деятельностью. Окончательно утверждался принцип обязатель­ного высшего юридического образования для членов коллегий адвока­тов, устанавливались сроки стажировки для претендентов, не имеющих практического опыта, расширялось поле деятельности адвокатов.

На базе союзного закона об адвокатуре было принято Положение об адвокатуре РСФСР от 20 ноября 1980 г., действующее ныне. Оно предусматривало наряду с традиционными региональными коллегия­ми (область, край, автономная республика) создавать «межрегиональ­ные и иные коллегии адвокатов», что позволило при переходе к ры­ночным отношениям формировать вначале юридические кооперативы, а затем и так называемые параллельные коллегии.

Положение 1980 г. наряду с некоторым развитием демократических принципов организации и деятельности коллегий адвокатов сохрани­ло значительные права Минюста и исполкомов областных (краевых и т.д.) советов по «руководству адвокатурой».

Таким образом, суждения об адвокатуре как автономном учреж­дении, независимой организации, построенной по профессиональ­ному признаку, оказалось предметом научных дискуссий и доктри­нерских концепций. Позиции законодателя были достаточно прозрачны и несли печать иных установок. Так, при определении задач адвокатуры, подчеркивалось, что она содействует укрепле­нию социалистической законности, воспитанию граждан в духе точ­ного и неуклонного исполнения советских законов, соблюдению дисциплины труда...» и т.п.

Не скрывалась и руководящая роль государства: «Министерство юстиции РСФСР, министерства юстиции автономных республик, отделы юстиции исполнительных комитетов краевых, областных, городских советов народных депутатов в пределах своей компетен­ции контролируют соблюдение коллегиями адвокатов требований Закона СССР «Об адвокатуре в СССР», Положения, других актов законодательства Союза ССР и РСФСР, регулирующих деятельность адвокатуры;

·         устанавливают порядок оказания адвокатами юридической по­мощи гражданам и организациям;

·         заслушивают сообщения председателей президиумов коллегий ад­вокатов о работе коллегий;

·         издают инструкции и методические рекомендации по вопросам деятельности адвокатуры;

·         осуществляют другие полномочия, связанные с общим руковод­ством адвокатурой»[4].

Расширение прав коллегий адвокатов на самоуправление и незави­симость — медленный процесс, происходящий ныне в русле судебно-правовых реформ.

В целом же, проанализировав историю становления советской адвока­туры, начавшуюся с разгона ее профессионального дореволюционного ядра, добавив воспоминания о господстве в течение десятилетий представления об адвокатуре, как об организации чуждой социалистическим идеа­лам, нетрудно представить ту суть, с какой она вошла в период судебно-правовой реформы 90-х годов XX столетия: государственная ангажирован­ность, малочисленность коллегий, невысокий профессиональный уровень, робость в отстаивании интересов доверителя и подзащитного.

Крайне ограничено было и поле деятельности адвокатов, которое соответствовало приниженному положению судебных учреждений, узо­сти их юрисдикционных полномочий, тенденциозности законодатель­ства, урезанной гласности.

Специальные исследования последних десятилетий советского перио­да роли адвоката в уголовном судопроизводстве показывали, что адвока­ты слабо использовали даже те возможности, которые им представлял уголовно-процессуальный закон. Отмечалась пассивность многих адвока­тов при осуществлении защиты на предварительном следствии и в суде, приводились достаточно многочисленные случаи, когда суды оправдыва­ли подсудимых вопреки позиции защитника-адвоката, спешившего при­знать его виновным. На статистическом уровне показывалось, как часто выявление следственных и судебных ошибок, приводивших к необосно­ванному осуждению, нельзя было поставить в заслугу адвокату[5].

На деятельность адвокатов в уголовном судопроизводстве отрицатель­но сказывались недостатки их процессуального статуса, ограничивавшего возможности активного участия в доказывании, особенно на предвари­тельном следствии. Предрешенность многих дел в результате господства «телефонного права» и административно-командных методов руковод­ства. Не последнюю роль играла и система оплаты труда адвокатов, ори­ентированная на материальные возможности советского клиента и не создававшая стимулов для кропотливого творческого труда.


 Адвокатура России периода судебно-правовой реформы 90-х годов xx столетия

Судебно-правовая реформа 90-х годов XX в., вызывающая не только положительные оценки, но и обоснованную критику, существенно изменила правовой статус адвоката и адвокатских объединений.

Хотя новый Закон об адвокатуре РФ длительное время оставался в проектах (на начало 2001 г.) и действовало Положение об адвокатуре РСФСР 1980 г. права адвоката и его правозащитные возможности расширялись с вязи с формированием в стране судебной власти, внедрением в правовую систему России общепризнанных меж­дународных пактов о правах человека, совершенствованием уголовно-процессуального и созданием арбитражно-процессуального законода­тельства.

Так, появление помимо системы общих и военных судов Консти­туционного Суда РФ, системы арбитражных судов и мирового судей­ства, а также снятие ограничений на участие адвоката в дознании, административном производстве расширило его сферу деятельности, создало новые возможности защиты адвокатами прав и интересов граж­дан и организаций. Правовой статус адвоката в новых для него видах судопроизводства будет рассмотрен подробно в соответствующих те­мах особенной части пособия. Здесь же следует подчеркнуть, что реа­лизация ст. 46 Конституции РФ 1993 г. о праве каждого на судебную защиту не только повышает роль суда в нашем обществе, но и создает предпосылки для активной правозащитной деятельности адвоката с использованием судебной трибуны, возможностей правосудия.

Эффективность оказываемой адвокатом правовой помощи опреде­ляется не только уровнем его профессиональной подготовки, но и состоянием правовой системы, статусом личности в государстве. Кон­ституция РФ 1993 г. в главе «Права и свободы человека и гражданина» сделала значительный шаг в направлении к построению правового государства. Учитывая прямое действие Конституции и отражение ее принципов в отраслевом законодательстве, адвокат получил возмож­ность активного воздействия на создание условий для реализации прав человека.

Статья 48 Конституции РФ 1993 г. провозгласила: «Каждому гаран­тируется право на получение квалифицированной юридической помо­щи. В случаях, предусмотренных законом, юридическая помощь оказы­вается бесплатно». Толкователи Конституции РФ, не утруждая себя сомнениями, видят в этой формуле именно адвокатскую юридическую помощь[6].

Нельзя не согласиться с тем, что квалифицированная юридичес­кая помощь — это, конечно же, адвокатская помощь.

Однако нельзя не признать, что из ст.48 Конституции РФ такой вывод однозначно не вытекает. Квалифицированную юридическую по­мощь может оказать и любой искушенный юрист, правовед, ученый. Что же касается практики, то она по-своему расцвечивает, как и всегда, мысль законодателя. Известны специальные исследования ав­торов диссертаций из которых вытекает, что юридическую помощь в военных трибуналах (теперь — военных судах), особенно отдаленных гарнизонов и «ограниченных зарубежных контингентов войск», ока­зывали нижние чины самих трибуналов, а иногда и школьные учите­ля. В этих случаях, как утверждали исследователи, количество хода­тайств и жалоб на приговоры в интересах осужденных резко снижалось.

Возникает вопрос, не потому ли ст.48 ч.1 Конституции РФ не упоминает адвокатов, чтобы не исключить практику их подмены и гарантию «квалифицированной юридической помощи» сделать нео­пределенной и трудно контролируемой. А может быть, здесь кроется нежелание государства брать на себя бремя оплаты труда адвокатов в случаях помощи имущественно несостоятельным гражданам?

Между тем старая Конституция РФ (принятая 12 апреля 1978 г.) содержала норму, устранявшую многие из ныне существующих воп­росов, включая и вопросы организации адвокатуры, до сих пор нере­шенные: «Для оказания юридической помощи гражданам и организа­циям действуют коллегии адвокатов» (ст. 173).

Содержались в этой статье и отсылочная норма: «Организация и порядок деятельности адвокатуры определяются законодательством Рос­сийской Федерации». Этого нет в новой, ныне действующей Конституций РФ 1993 г.

И все же, несмотря на явное невнимание Конституции РФ к ин­ституту адвокатуры, ею созданы необходимые правовые предпосылки для активной защиты адвокатами прав и законных интересов граж­дан, оказания юридической помощи населению.

Это, прежде всего, широкий перечень закрепленных в Консти­туции РФ прав и свобод граждан. Воплощение в ее нормах демок­ратических принципов правосудия и снятие каких-либо ограниче­ний с предмета судебной юриспруденции. Это нормы о доказывании, ограничивающие обвинительный уклон и противозаконные спосо­бы подкрепления обвинений фальсифицированными доказатель­ствами и др.

к Расширение судебной юрисдикции, осуществляемое правовой ре­формой, относительный рост правовой культуры в обществе и укреп­ление правового статуса гражданина создает реальные условия эффек­тивной защиты интересов личности с участием адвоката. Законы о собственности, о земле, об обжаловании в суд действий должностных лиц и коллегиальных органов управления, закон о печати и других 'средствах массовой информации, о пенсиях, о частном предпринима­тельстве, новый Гражданский Кодекс РФ и др. дают адвокату мощное оружие — оружие права.

Исключительно велико значение изменений в уголовно-процессу­альном законодательстве для активного участия адвоката на предвари­тельном следствии и в суде. У подозреваемого и обвиняемого появил­ся защитник на ранних этапах расследования, появилась возможность судебного обжалования мер процессуального принуждения. Возросли требования к доказательствам (проблема недопустимости доказательств, полученных с нарушением федерального законодательства), что так­же создает новые правовые возможности защиты. Пробуждается инте­рес к судебному красноречию с возрождением суда присяжных.

Важное значение для успешной деятельности адвоката имеет его независимость от государственных органов и органов коллегии адво­катов при определении средств и способов защиты интересов клиента, единственными критериями которых является законность и нравствен­ная безупречность.

И действующее до середины 2002 г. Положение об адвокатуре, и уголовно-процессуальное законодательство в качестве гарантий неза­висимости адвоката указывают на адвокатскую тайну, недопустимость его допроса об обстоятельствах, ставших известными адвокату в связи с исполнением им обязанностей защитника или представителя.

Проекты Закона об адвокатуре идут по пути расширения этих га­рантий, включая в себя особые условия привлечения адвоката к уго­ловной ответственности и средства, обеспечивающие его иезопасность при отправлении профессиональных обязанностей.

Большую независимость от государственных органов обрели и Кол­легии адвокатов. И хотя в Положении об адвокатуре РСФСР функции Министерства юстиции звучали по прежнему весомо, практически они или не реализуются или весьма ослаблены.

До начала судебно-правовых реформ 90-х годов XX в. структурны­ми подразделениями коллегии адвокатов были только юридические консультации, создаваемые президиумом коллегии, как правило, при судах в каждом административном районе.

В последние годы наряду с юридическими консультациями появились так называемые бюро, фирмы, кабинеты, индивидуально практикую­щие адвокаты. Их статус определялся в уставах коллегий и, пока не был принят новый Закон об адвокатуре, эти структурные подразделения (бюро, фирмы, кабинеты) действовали примерно на тех же началах, что и юри­дические консультации. Отличием являлся их более высокий уровень имущественной и организационной самостоятельности (вплоть до обра­зования юридического лица, что вступало в противоречие с действую­щим законодательством) и повышенная ответственность входящих в со­став этих подразделений адвокатов перед клиентом (включая материальную ответственность за ненадлежащее выполнение обязанностей).

Закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» 2002 г. содержит относительно детальные положения, касающиеся и принци­пов организации адвокатуры, и гарантий ее независимости, и струк­турных подразделений адвокатских сообществ (см.: гл. VI-IX Закона). Принципиальным изменениям была подвергнута и система оплаты труда адвокатов. Она всегда на протяжении советского периода строи­лась по жесткой таксе, именуемой «Инструкцией об оплате юриди­ческой помощи, оказываемой адвокатами гражданам, предприятиям, учреждениям и организациям», утверждаемой Министром юстиции СССР. Каждый вид юридической помощи имел строго фиксирован­ную оценку в рублях, подобно оценке услуг парикмахерской. И толь­ко Инструкция, введенная в действие 10 апреля 1991 г., предусмотре­ла новшество, отразившее многолетние чаяния адвокатов, удовлетво­рявшиеся ранее нелегально (значит, противозаконно) за счет так на­зываемого микста[7]. В ст. 1 этой инструкции записано: «Основным принципом оплаты труда за юридическую помощь, оказанную адво­катами гражданам, предприятиям, учреждениям, организациям и ко­оперативам, является соглашение между адвокатом и лицом, обратив­шимся за помощью».

Соглашение об оплате между адвокатом и клиентом принцип не новый, но если ранее соглашение было ориентировано на предельные ставки таксы, то теперь — на материальные возможности клиента и притязания конкретного адвоката. Это тоже нашло отражение в инст­рукции: «При оплате по соглашению гражданину принадлежит право выбора конкретного адвоката» (из ст. 1).

Сама же такса сохраняется, но для тех случаев, когда соглашение не достигнуто и вопрос об оплате решается заведующим юридической консультацией или взыскивается судом при выполнении обязатель­ных поручений. Предусмотрена и возможность оплаты поручений в валюте.

Таким образом, была заложена основа для процветания «имени­тых» адвокатов и она широко используется в условиях рыночных от­ношений.

Законодатель предусмотрел ряд случаев оказания бесплатной юри­дической помощи. Традиционно в нашей уголовно-процессуальной си­стеме обязательная бесплатная Юридическая помощь оказывается об­виняемому, подозреваемому и подсудимому в определенных ст.49 УПК РСФСР случаях (в новом УПК РФ — ст. 51). Это и нашло отражение во второй фразе ч.1 ст.48 Конституции РФ «В случаях, предусмотрен­ных законом, юридическая помощь оказывается бесплатно».

Отраслевое процессуальное законодательство и практика не рас­пространяют бесплатную юридическую помощь на представителей по­терпевших в уголовном процессе, на неимущих истцов и ответчиков в гражданском судопроизводстве. Таким образом, данная конституци­онная гарантия оказывается урезанной, тем более если учесть, что бремя расходов по «бесплатной» юридической помощи населению не­сут, как правило, коллегии адвокатов, но не государство.

Положением об адвокатуре РСФСР 1980 г. был предусмотрен значи­тельный перечень случаев, когда адвокаты обязаны бесплатно оказы­вать юридическую помощь, в том числе и при ведении гражданских дел в суде, не получая в этих случаях никакого вознаграждения за свой труд (ст. 22 4.1—5). Такая практика государственного гуманизма за счет физических лиц не соответствует международным правовым стандартам (см.: ст. 6 «Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод» от 4 января 1950 г., а также Резолюцию Совета Европы № 8 от 2 марта 1978 г. «О юридической помощи и консультациях» ч. 1), а сле­довательно, связана с нарушением ст. 15 п.4 Конституции РФ, объя­вившей принципы и нормы международного права составной частью правовой системы Российской Федерации.

Закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» расши­рил число оснований оказания бесплатной юридической помощи (ст. 26).Однако оплата труда адвокатов за счет средств федерального бюджета предусмотрена только для случаев защиты по назначению органов уголовного преследования и суда (ст. 25 п. 8). Иные виды бесплатной юридической помощи могут компенсироваться, как и преж­де, за счет средств адвокатского сообщества (ст. 25 п. 10).

На протяжении ряда лет непременным предметом споров являлось налогообложение адвокатских коллективов. Вопрос принципиально раз­решен принятием второй части Налогового кодекса РФ 5 августа 2000 г. С момента ввода в действие ее норм (с 1 января 2001 г.) в вопросах налогообложения адвокат практически приравнен к предпринимателю. Так, ст.235 Налогового кодекса РФ, в частности, определено, что налогоплательщиками признаются «индивидуальные предпринимате­ли, крестьянские фермерские хозяйства, адвокаты». Объектом налого­обложения для исчисления налога, согласно п.2 ст.236 Налогового кодекса РФ, признаются «доходы от предпринимательской или иной профессиональной деятельности за вычетом расходов, связанных с их извлечением».

Лишь при определении ставки налога (ст.241 Налогового кодекса РФ) законодатель сделал попытку учесть тот факт, что адвокатами значительный объем услуг по оказанию правовой помощи предостав­ляется бесплатно. У становив в п.З ст.241 Налогового кодекса РФ об­щее правило о применении общей ставки налога в 22,8% с налоговой базы нарастающим итогом с начала года до 100 тыс. рублей, в п.4 указанной статьи сказано, что до вступления в силу федерального закона, устанавливающего порядок оплаты труда адвокатов за счет средств бюджетов, в случаях если в соответствии с законом юриди­ческая помощь адвокатами оказывается физическим лицам бесплатно, адвокаты уплачивают налог по ставкам 17,6% с налоговой базы нара­стающим итогом с начала года до 300000 тыс. рублей.

Исчисление и уплата налога с доходов адвокатов осуществляется юридическими консультациями в порядке, предусмотренном ст. 243, 244 Налогового кодекса РФ.

Важное значение для обеспечения интересов адвокатуры, повыше­ния ее престижа, правовой и социальной защиты адвокатов имело создание адвокатских объединений — союзов адвокатов, а по новому закону — объединение адвокатских палат субъектов Федерации в Фе­деральную палату адвокатов РФ (см.: тему VII).

Коренным образом поменяло требование к характеру, объему и ка­честву правовых услуг становление в России новых экономических отношений рыночного типа. Советская адвокатура не была приспособ­лена для обслуживания рыночных отношений. Ее малая численность и характер привычных полномочий отвечали условиям, когда средний гражданин страны был лишен собственности, сфера имущественных отношений была крайне ограниченной, господствовала социалистичес­кая собственность, выделенная в значительной мере из нормального товарооборота.

Ситуация резко меняется по мере продвижения к рынку. Как и во всякой цивилизованной стране, спрос в этих условиях на правовые услуги резко возрастает. Лимит на численность адвокатуры — кстати, придуманный Министерством юстиции СССР не ради вольготной жиз­ни адвокатов, а ради устранения переливания юридических кадров из суда, милиции и органов расследования, где условия были всегда нищенскими, — становится все более нетерпимым. Не дожидаясь ре­форм, на рынок правовых услуг хлынули юридические кооперативы, «альтернативные коллегии адвокатов», комплектуемые нередко из про­штрафившихся, отторгнутых правоохранительными органами работ­ников, частнопрактикующих юристов и многих других.

История совершает неожиданные пируэты. В судебную реформу кон­ца прошлого века (1864 г.) адвокатура России, чтобы приобрести приемлемый статус и признание должна была открещиваться от своих предшественников — стряпчих и частных ходатаев — того «крапивно­го семени», мрачная слава которого тяжелым бременем лежала на ре­путации вновь создаваемого института.

В полной мере присяжной адвокатуре того времени освободиться от предшественников не удалось: ходатаи по гражданским делам под разными вывесками сохранялись. Объяснялось это не только тради­цией, но и элементарной нехваткой дипломированных специалистов. Поэтому спустя 10 лет (в 1974 г.) правительство вынуждено было узаконить наряду с присяжными поверенными институт частных по­веренных.

К нынешней судебной реформе (через 130 лет) адвокатура яви­лась, как видим, тоже в окружении не всегда почтенных конкурен­тов, не обремененных, как правило, ни профессиональными тради­циями, ни нравственными доминантами поведения. Репутация адвокатской профессии поставлена под угрозу. Разница ситуации, ве­роятно, не в пользу нынешней адвокатуры. В прошлом веке передовые слои общества восторженно принимали и создание нового суда и фор­мирование адвокатского сословия. Теперь обществу изначально вну­шалась мысль, что плох не только суд, доведенный до нищеты и подчас нравственного распада, плоха и адвокатура засильем чиновни­чьего элемента в руководстве, захватившая монополию на правовые услуги и потому неспособная к совершенствованию. На первое место выдвигались причины чисто организационного порядка.

Спасение предрекалось в приватизации правовых услуг по анало­гии с судьбой захиревшей государственной торговли. Имелось в виду создание системы частнопрактикующих адвокатов путем выдачи ли­цензий. При этом до общественного сознания не спешили доводить, что, во-первых, рынок правовых услуг сделает их недоступными для большинства нашего нищего населения без каких-либо гарантий качества этих услуг; во-вторых, парализует работу органов суда и пред­варительного следствия, ибо некому будет выполнять их обязатель­ных поручений.

Забастовка в ноябре 1991 г. адвокатов Белоруссии это убедительно доказала. Сторонники лицензионной адвокатуры эту опасность, ка­жется, сознают и потому дополняют ее идеей муниципальной адвока­туры для неимущих. Таким образом, правовую помощь предлагают поделить с учетом нарастающего социального расслоения на помощь для богатых и помощь для бедных.

С этим трудно смириться. И вопрос здесь не только в размерах и источниках оплаты. Вопрос в качестве правовых услуг, в той опаснос­ти социального надувательства, о которой не хотят говорить авторы этих проектов.

Обратимся к опыту США, по представлению нынешних реформа­торов, самого демократичного и процветающего государства.

В США идея частнопрактикующих адвокатов и агентов по защите малоимущих реализована в полной мере и практика эта имеет и тра­диции и своих исследователей[8].

Еще в прошлом веке было отмечено, что частнопрактикующие ад­вокаты не могут обеспечить надлежащей защитой неплатежеспособ­ных лиц. Стали появляться благотворительные агентства по защите бедных. Источником их финансирования были сначала благотвори­тельные пожертвования, а затем и местные бюджеты. Появилась свое­образная идеология такого рода деятельности. Создатели бесплатной адвокатуры считали, что адвокаты, не получающие оплаты от своих клиентов, и значит, не зависимые от них, должны руководствоваться в первую очередь интересами не клиентов, а правосудия.

Усвоили эту идеологию и сами адвокаты. Их отношения с проку­рорами стали строиться не на принципе состязательности, а на нача­лах сотрудничества, в том числе и в сборе разоблачительных доказа­тельств.

Адвокатам оказалось выгодно убеждать клиентов в нецелесообраз­ности признать обвинение, ибо в этом случае судебное разбиратель­ство или упрощалось, или не проводилось совсем, а наказание могло быть минимальным. Подзащитные муниципальных адвокатов в сред­нем в два раза чаще признают вину, чем у частнопрактикующих адво­катов.

В целом, сторонники создания в России муниципальной адвокату­ры оказались в меньшинстве. Доводами против, кроме указанных, явилось и понимание значительных расходов, которые легли бы на местные бюджеты органов власти, и опасность превращения адвоката в госслужащего, что означало бы утрату остатков независимости адво­катуры и, как следствие — снижение уровня правовой помощи насе­лению.

Закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» расширя­ет гарантии независимости адвокатов, создает дополнительные воз­можности для создания новых организационных форм адвокатских объединений. Весьма спорные вопросы об адвокатском иммунитете, о так называемых параллельных коллегиях, о способах собирания адво­катами доказательств, о статусе помощника адвоката и т.д. находят в этом правовом акте достаточно детальное решение.
Адвокатская палата субъекта Российской Федерации

В данной теме пособия, как и в темах VII, VIII и некоторых дру­гих, мы считаем необходимым сохранить материалы об организации адвокатуры, ее сообществах и структурных подразделениях по старому положению, дополнив их теми изменениями, которые вытекают из нового закона. Смысл такого построения курса мы видим в том, что, во-первых, речь идет о ближайшей истории российской адвокатуры, формировавшей ее кадры, во-вторых, вновь принятое законодатель­ство, как показывает практика, может корректироваться и вовсе не исключается возврат к некоторым организационным достижениям про­шлого.

Коллегия адвокатов представляла собой добровольное объединение лиц, занимающихся адвокатской деятельностью (ст. 4 Положения об адвокатуре РСФСР от 20 ноября 1980 г.). Коллегия адвокатов создава­лась на добровольной основе по заявлению группы учредителей, отве­чающих требованиям, предъявляемым к профессиональным адвока­там. Вновь создаваемая коллегия и ее устав подлежали регистрации в Министерстве юстиции РФ. Принципами деятельности коллегий ад­вокатов являлись самоуправление и независимость от государственных органов, с которыми адвокаты вступали в правоотношения при вы­полнении своих функций. Коллегия адвокатов не выступала в роли коллективного защитника или представителя, это организационная структура адвокатуры, призванная обеспечивать деятельность адвока­тов по выполнению профессиональных обязанностей, распределять адвокатов территориально с максимальным приближением к судам, создавая для этого юридические консультации, а также адвокатские конторы и фирмы на правах юридических консультаций. Коллегия адвокатов обеспечивала профессиональный состав своих членов, по­вышение их квалификации, контроль за качеством оказываемой ими юридической помощи, за соблюдением законов и нравственных норм, составляющих предмет профессиональной этики. Для выполнения этих функций коллегия адвокатов имела органы — общее собрание адвокатов коллегии, президиум коллегии, ревизионную комиссию и юри­дические консультации, возглавляемые заведующими.

Общее собрание коллегии адвокатов (либо конференция при чис­ленности коллегии свыше 300 человек) созывалось не реже одного раза в год, осуществляя следующие полномочия: избирало президиум кол­легии адвокатов и ревизионную комиссию; устанавливало численный состав коллегии, штаты, смету доходов и расходов; заслушивало отчеты президиума коллегии и ревизионной комиссии; утверждало правила внутреннего трудового распорядка (либо устав коллегии); определяло размеры отчислений из поступающих на счет адвокатов гонораров для создания общего бюджета коллегии; рассматривало жалобы на решение

президиума коллегии.

Президиум коллегии избирался общим собранием (конференцией) тайным голосованием сроком на три года, который в свою очередь открытым голосованием избирал из состава президиума председателя президиума и его заместителей. К числу полномочий президиума кол­легии адвокатов относились: созыв общего собрания коллегии (кон­ференции); организация, территориальное размещение юридических консультаций и проверка их деятельности; назначение и освобожде­ние от должности заведующего юридической консультацией; прием новых членов в коллегию адвокатов; осуществление контроля за каче­ством работы адвокатов; организация работы по повышению квали­фикации; рассмотрение жалоб на действия адвокатов; применение мер поощрения и мер дисциплинарной ответственности.

Заведующие юридической консультацией организовывали работу консультации, распределяли поручения между адвокатами, заключа­ли соглашения с гражданами и организациями об оказании юриди­ческой помощи, осуществляли контроль за качеством работы адвока­тов и соблюдением ими трудового распорядка, вели статистическую и финансовую отчетность и т.п. (ст. 18 Положения).

Правовой статус юридических бюро и фирм законодательно не был определен, Их работа строилась по аналогии с работой юридичес­кой консультации. К началу 1999 года в Российской Федерации «тра­диционные» коллегии адвокатов объединяли около 29 тыс. адвокатов. Так называемые альтернативные коллегии насчитывали по России около 3 тысяч адвокатов. Наиболее крупной из них является Гильдия адвока­тов России, в составе которой 32 региональные альтернативные кол­легии с общим числом около 600 адвокатов.

Коллегии адвокатов, как правило, имели устав, назначение кото­рого как внутреннего поднормативного акта состоит в детализации норм Положения (Закона) об адвокатуре.

Примером может служить устав Московской областной коллегии адвокатов, утвержденный главой администрации Московской области 30.07.1992 г.

В нем имеются разделы: общие положения, цели и задачи МОКа, состав МОКа, ее структура и территория, на которой она осуществля­ет свою деятельность, права и обязанности членов МОКа, органы МОКа и их компетенция, средства и имущество МОКа, порядок вне­сения изменений в устав МОКа, символы и фирменное наименование МОКа, порядок прекращения деятельности МОКа.

Как правило, уставы существующих коллегий мало отличаются друг от друга, их общий недостаток – частичное дублирование зако­нодательства об адвокатуре. Их значение, несомненно, положитель­ное, в четком детальном определении внутренних условий жизни кол­легии адвокатов.

Новый Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адво­катуре в Российской Федерации» (далее Закон) отказался от многих привычных понятий, включая и такое, как «коллегия адвокатов» в прежнем понимании, используются новые понятия часто с иным, об­новленным содержанием.

Так, вместо прежних коллегий адвокатов, как добровольных объеди­нений лиц, занимающихся адвокатской деятельностью, используется понятие «Адвокатская палата субъекта Российской Федерации» (ст. 29).

В части 1 ст. 29 Закона указано: «Адвокатская палата является негосу­дарственной некоммерческой организацией, основанной на обязатель­ном членстве адвокатов одного субъекта Российской Федерации». Разу­меется, в правовом отношении это не только более содержательная формула, но и формула, исключающая многие ранее возникавшие споры.

Далее в ст. 29 Закона отмечается назначение адвокатской палаты, в значительной мере совпадающее с назначением прежних коллегий ад­вокатов. В частности, подчеркивается, что палата создается в целях обеспечения оказания квалифицированной юридической помощи, ее доступности для населения, для представительства и защиты интере­сов адвокатов, обеспечения профессионального контроля за качеством оказываемой юридической помощи, соблюдением адвокатской этики.

Принципиально новым положением является норма о том, что на территории субъекта Российской Федерации может быть образована только одна адвокатская палата, которая не вправе образовывать свои струк­турные подразделения, филиалы и представительства на территориях других субъектов Российской Федерации. Образование межрегиональ­ных и иных межтерриториальных адвокатских палат не допускается.

Высшим органом адвокатской палаты субъекта Федерации являет­ся, как и прежде, собрание (конференция) адвокатов.

Полномочия собрания существенно расширены. Помимо обычных (формирование исполнительных органов — совета палаты, ревизион­ной комиссии, избрания членов квалификационной комиссии из числа адвокатов и пр.), собрание избирает делегатов на Всероссийский съезд адвокатов, определяет порядок направления адвокатов для работы в юридических консультациях, устанавливает меры поощрения и виды ответственности адвокатов.

Избираемый собранием адвокатов субъекта Федерации совет адво­катской палаты является коллегиальным исполнительным органом ад­вокатской палаты (аналог бывшего президиума коллегии). На заседа­нии совета из его состава избирается президент адвокатской палаты сроком на четыре года и по представлению последнего — один или несколько вице-президентов сроком на два года.

Полномочия совета палаты и президента аналогичны полномочиям бывших президиума и его председателя с некоторыми дополнениями и изъятиями. Так, совет адвокатской палаты обеспечивает доступность юри­дической помощи на территории субъекта Федерации, принимает реше­ния о создании юридических консультаций и направлении адвокатов для работы в них, содействует повышению профессионального уровня адво­катов, защищает их социальные и профессиональные права. Совет пала­ты определяет порядок обеспечения защиты ло назначению органов доз­нания, предварительного следствия, прокурора и суда, а также порядок выплаты вознаграждения за счет средств адвокатской палаты адвокатам, оказывающим юридическую помощь гражданам бесплатно.

Совет адвокатской палаты не осуществляет прием адвокатов в состав адвокатской палаты. Эта обязанность возложена на квалификационную комиссию. Последняя работает под председательством президента адво­катской палаты, принимает квалификационные экзамены у претенден­тов на статус адвоката и в случае благоприятного результата решает вопрос о присвоении статуса адвоката (ст. 33, 9 п. 3, 12). Решение же о прекращении статуса адвоката во всех случаях принимается советом адвокатской палаты. Квалификационная комиссия формируется на двух­летний срок в количестве 13 человек: семь адвокатов от адвокатской палаты, два представителя от территориального органа юстиции, два представителя от законодательного органа субъекта Федерации и по одному судье от краевого (областного) суда и арбитражного суда субъекта Федерации. Предполагается, что такой состав квалификационной ко­миссии обеспечит объективность решения кадровых вопросов.

Президент адвокатской палаты помимо руководства советом пала­ты и квалификационной комиссией представляет адвокатскую палату в государственных органах и иных организациях, распоряжается иму­ществом адвокатской палаты, решает вопросы найма и увольнения сотрудников аппарата палаты и пр. (ст. 31 п. 7).

Ревизионная комиссия, как и обычно, создается для осуществления контроля за финансово-хозяйственной деятельностью адвокатской па­латы и ее органов.

В целях организации адвокатской деятельности законом предусматрива­ются различные формы адвокатских образований: адвокатский кабинет, коллегия адвокатов, адвокатское бюро и юридическая консультация.

Адвокатский кабинет учреждается адвокатом, принявшим решение осуществлять свою практику индивидуально, о чем он уведомляет заказным письмом совет адвокатской палаты.

Коллегия адвокатов учреждается двумя и более адвокатами, входя­щими в один региональный реестр и действующими соответственно ими заключенного учредительного договора и устава. Об этом уведом­ляется заказным письмом совет адвокатской палаты. Довольно стран­ным представляется положение п. 10 ст. 21 закона: «Коллегия адвока­тов вправе создавать филиалы на всей территории Российской Федерации» и даже на территории иностранного государства. Это при том, как было отмечено выше, что таким правом не наделена адво­катская палата субъекта Федерации.

Адвокатское бюро отчасти напоминает коллегию адвокатов, с той разницей, что его учредители заключают между собой партнерский договор, по которому «обязуются соединять свои усилия для оказания юридической помощи от имени всех партнеров». Филиалы адвокатско­го бюро не предусмотрены.

Юридическая консультация (здесь, как и в случае с «коллегией адво­катов», старое понятие наполнено новым содержанием) создается адво­катской палатой по представлению органа государственной власти соот­ветствующего субъекта РФ в случаях, когда на территории судебного района оказывается менее двух адвокатов на одного федерального судью.

Материально-техническое обеспечение такого адвокатского фор­мирования, включая выделение помещения для офиса, жилья для адвокатов и оказание финансовой помощи адвокатской палате на со­держание консультации будет регулироваться законами и иными нор­мативными актами субъекта РФ. Вместе с тем размер вознаграждения адвокату консультации и смету расходов на ее содержание будет опре­делять собрание (конференция) адвокатов (ст. 24 закона).

Можно предвидеть множество вопросов, которые возникнут при применении данных положений закона. Один из них — не возрождает­ся ли таким образом идея муниципальной адвокатуры, отношение к которой далеко неоднозначно.

В целом же раздел закона о формах адвокатских образований выг­лядит подробно проработанным.